Литтл Маунтинмэн

АРТОБЪЕКТ? ИЗДЕРЖКИ СОЦИАЛИЗМА?

АРТОБЪЕКТ? ИЗДЕРЖКИ СОЦИАЛИЗМА?  ГДЕ ТАКАЯ НЕОЖИДАННОСТЬ?  Может, извините, в Донбассе после укробстрела?

  • 1


  • 1

Да нет же. Это в Центре мирного города Кемерова. До областной Кузбасской администрации 250 метров, до горадминистрации 300 и до Управления архитектуры 600.
- Опасна ли для жизни граждан такая ретро-красота=поп-арт-объект?
- Да! Опасна!  И для тех, кто проходит рядом или выходит из подъезда.  И для тех, кто арендует помещения в этом здании.
- Интересно сколько лет этой красоте?
- А лет пять-семь.
А не вру ли я?
- Нет, не вру.
- А кто владелец здания? Может не видят? А почему арендаторы помалкивают?
   По порядку:   
1. Владелец - Госкомимущества г.Кемерово. 
 2. Видят. Лично я видел года два назад людей с папками и фотоаппаратами. А в этом году, летом, видел Виктора Костикова (недавний Начальник Управления Архитектуры и градостроительства - теперь поднялся до Главного архитектора области, заслужил, наверное, честным трудом; я без иронии, но с подозрительностью... к вертикальным передвижениям), который без особого восхищения глазел на сей казус... и называл сей казус... дословно не помню, но примерно как "беспорядком в Кемеровском королевстве".   
3. Арендаторы не помалкивают. Арендаторы, занимающие несколько помещений смежных с данной красотой разрушительной силы, съехали. От опасности быть погребёнными. Под обвалившимся углом и верхними этажами, которые не преминут рухнуть вслед за углом.   

Интересно взглянуть на счастливых арендаторов этого исторического (не вру!), охраняемого как культурная ценность, здания. Открываем дубльГИС...     Ёпэрэсэтэ! Собственно, сами посмотрите на этот скан с моими пометками.  

  • 0

А я на этом замолкаю. Будем ждать ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ в угоду суперленивым деятелям муниципалитета. 
 Ну любят у нас судиться: будто это театр такой... трагедийный... с муниципальными служащими в главных ролях. Вот хлебом их не корми: хотим в суд, в прокуратуру, любим разборки завалов, следственные эксперименты, сроки - условные и всякие...
Литтл Маунтинмэн

Изборник перлов. Оттенки мужского

Анонсирую бюджетный вариант "Изборника перлов. Оттенки мужского". Отличие его от недавно показанного полноцвета:
- в стоимости: это 1/3 от стоимости цветного варианта, названного мной "Изборник перлов 1";
- в цветности (иллюстрации в оттенках серого);
- сокращено количество страниц за счет вырезки из текстового блока так называемого аннотационного раздела из 30 страниц;
- возможность покупки его самостоятельно (без посредничества Составителя) в онлайн-магазинах, торгующих по технологии "печать по требованию".

Состав авторских произведений полностью соответствует "подарочному" цветному варианту.
Обложка (разворот):

   И несколько страниц:





Литтл Маунтинмэн

ФУЙ-ШУЙ. ЧОКНУТЫЕ ДЕТКИ. Аудио-слайд-книга.

  Ну и до кучки архивной ещё одна чудная аудио-книга под названием "Фуй-Шуй". Но, озвучена всего лишь пятая часть романизированного сборника, которая в один прекрасный момент начала собственную литературную жизнь под маской маленьких рассказиков для взрослых "Чокнутые детки".  Речь там о семье потомственных учителей Полиевктовых - дедушек, бабушек, отца и матери, да ещё деток малых, которых куча мала.       Период - 1908-1918 годы и далее по учебнику.      И опять же это только часть рассказов об этом семействе, ибо Ярослав Игоревич если коротко писать и умеет... иногда (под настроение), то читать свои тексты вслух, да ещё и под запись, определённо ленится.
Литтл Маунтинмэн

СВИСТОПЛЯС НА НАБЕРЕЖНОЙ В КЕМЕРОВО, ОН ЖЕ ПРАЗДНИК ПОДХАЛИМАЖА

СВИСТОПЛЯС НА НАБЕРЕЖНОЙ ПРОДОЛЖАЕТСЯ. Считается. что ВМЕШАЛАСь ПРОКУРАТУРА (Центрального р-на г.Кемерово). А "ТОРМОЗИТЬ" КАФЕ НЕ СОБИРАЮТСЯ... Тут ставить знаки вопроса или восклицательные?
Основание так считать:
1. строительный заборчик наличествует,
2. условия ГИБДД по строительной площадке выполняются: семафорчик на нижнем проезде, разграничительные ленты и т.п.
3. на площадке (21 октября 2019 г. в 8-00) появились две бурильные машины ООО "Геотех" и просверлили две изыскательские скважины.   
НУ ДЕЛА! (Как сажа бела.)  

15 октября на региональном сайте Кузбасса А42.RU Максим Глушенков опубликовал заметку под названием "Прокуратура проводит проверку из-за строительства кафе на набережной в Кемерове".    Содержание её такое:    //Прокуратура Центрального района Кемерова проводит проверку по факту публикаций в СМИ информации о возведении кафе на набережной. Об этом корреспонденту А42.RU рассказали в пресс-службе кузбасского надзорного ведомства.  
- Проверка организована после публикаций в СМИ о том, что кафе будет находиться в водоохранной зоне. Прокуратурой будет проверена законность предоставления земельного участка и строительства на нём, - пояснил собеседник издания.  
Напомним, площадку для строительства развлекательного заведения оградили в конце сентября. Впоследствии стало известно, что его планируют открыть летом 2020 года.//  

(Автор заметки немного ошибся: не ВПОСЛЕДСТВИИ стало известно, а СРАЗУ. Анонсирована эта дата на баннерах. Но дело даже не в этом.)
    Как-то принято (строгими регламентами), что разрешение на строительство выдаётся муниципальным органом (службой государственного Стройнадзора) на основании:
    1) ПРОЕКТА
    2) УТВЕРЖДЁННОГО ПРОЕКТА.  

    Смотрим что получается в реальности.

    По пункту (1)  
    Допустим, что ПРОЕКТ имеется в наличии (плохой или хороший, но есть).
    Тогда вопрос: что делали на площадке будущего строительства ДВЕ изыскательские буровые машины организации "Геотех" 21 октября 2019 года примерно с 8-ми утра и до 12.40 дня?
    Работа проведена довольно СПЕШНО.
    Отвечаю как очевидец: они бурили две скважины для получения геодезических данных по грунтам. Это требуется для проектирования ФУНДАМЕНТОВ под строительство. И делаются такие изыскания (в нормальных проектных домах и у нормальных заказчиков) ДО НАЧАЛА ПРОЕКТИРОВАНИЯ, но никак не после. 
     То бишь как минимум конструктивной части ПРОЕКТА на 21 окт.2019 года НЕТ.
    ОТСУТСТВУЕТ.
    От слова СОВСЕМ.   
    Тысяча восклицательных знаков !!!!!!!  
    Тогда вопрос к муниципальным организациям, выдавшим разрешение на строительство (ЕСЛИ таковое разрешение выдано) : КАК ЖЕ ВЫ, господа хорошие, выдали разрешение на строительство БЕЗ НАЛИЧИЯ ПОЛНОЙ проектной документации?   
    Как бы на авось что ли? 
     В надежде, что здание не рухнет?   
    Что-то у меня подозрение мелькнуло: как минимум,  на ПОЛНУЮ НЕКОМПЕТЕНЦИЮ сотрудников Госстройнадзора.    
    Предлагаю:  их (начальника Госстройнадзорапри Отделе развития Кемеровской администрации) ТОТЧАС же УВОЛИТЬ! 
     (Чтобы не повторять ОШИБОК СЕМЕЙСТВА Комковых: Танзили и Елены).   
    Ну или (подсказываю компромисс) разрешение своё ОТОЗВАТЬ - пока жаренный петух не клюнул ваших авантюристических голов.  
    А нынешнему заместителю Главы по развитию поставить на БОЛЬШУЩИЙ ВИД!     Уж очень его поведение смахивает на поведение его предшественника А.Калинина. (А.Калинин любил подмахивать подписи под каркасами зданий якобы как под принятым в эксплуатацию зданием.)  
    А нынешняя "подмашка" ещё  круче завинчена: в виде разрешения на строительство - при отсутствии УТВЕРЖДЁННОГО ПРОЕКТА. 
     Как-то очень нехорошо всё это пахнет. Династийностью что ли какой?
    Вирус "Комковых" проник в администрацию города Кемерово ГЛУБОКО!   
    Пора бы повырезать этот "вирус Комковых" в администрациях (городской и областной) операбельно.
    С корнем.
    То есть пофамильно.
    С привлечением к ответственности.
    Не формальной и административной, а как полагается - на полную катушку.
          Ждём очередных 60 жертв?   

    По пункту (2)  
    Ёжику понятно, что никакого УТВЕРЖДЕНИЯ проектной документации нет и в помине.
    Поскольку:   - как минимум нет конструктивной части проекта, ибо даже гедезические изыскания начались ровно ...21 октября 2019 года, в 8-00.
    Экспертиза проекта даже не стала бы рассматривать проект при НЕЗАВЕРШЁННОЙ конструктивной части.  
    А также:
    - нет согласования ВОДООХРАННЫХ СЛУЖБ.
    - не проводилось экспертизы проекта, соответственно НЕТ никаких ни разрешений, ни рекомендаций Комитета (федерального подчинения?) по ОХРАНЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ Кемеровской области.
    ------------------
    Вопрос: А ЕСТЬ ЛИ МАЛЬЧИК... то есть ПРОЕКТ... ВООБЩЕ?
    Кто его видел? подскажите!
    ------------------  
    ПЕЧАЛЬНЫЙ ВЫВОД:
    Пока ПРОКУРАТУРА Центр.р-на г.Кемерова вопрос РАССМАТРИВАЕТ (а прошла неделя с момента ответа пресслужбы корреспонденту А42.RU на предмет начала расследования ситуации по строительству кафе, может это и не так много для немедленного реагирования), но Васька (ООО "Промышленные ресурсы", руководитель Евгений Мордовин - он же самый богатый депутат Кемеровского горсовета, он же живёт в Екатеринбурге и на заседания, говорят, не ходит ) слушает да ест.   
    Можно было бы ПРОКУРАТУРЕ Центрального района и соответствующее представление вынести и предъявить Заказчику и Подрядчику, не дожидаясь арбитража!   
    И с обществом поделиться сведениями: да, мол, сомнения ваши подтвердились:
    а) проекта нет (или есть, но не утверждён);
    б) предписание Заказчику с Подрядчиком разобрать САМОВОЛЬНЫЕ заборы направлено;
    в) о штрафах и правомерности выдачи соответствующих лицензий участников  данной стройки (с пролонгацией нарушения на прочие объекты) думаем;
    г) руководству государственного Стройнадзора г.Кемерово и в муниципалитет направлен запрос на предмет выдачи заказчику ООО "Пром.ресурсы" разрешения на строительство.    
    ------------
    Этак и завершения строительства дождёмся... при такой прокурорской оперативности-то!    
    Ещё чуть-чуть, и придётся Владимир Владимирычу писать.  С.Е.Цивилёв, мол, с И.В.Середюком чудачат. Маленькую, мол, нео Варвару в виде Мэйджик-Кафе замыслили (он же подарок губернатору к 300-летию Кузбасса).   
    Праздник неумного подхалимажа продолжается.
    Литтл Маунтинмэн

    Машинопись Павла Улитина

    репост:
    Шестой выпуск рубрики «Непрозрачные смыслы» посвящен публикуемому впервые прозаическому произведению, написанному в 1963 году представителем неподцензурной литературы Павлом Улитиным.


    К наследию Павла Павловича Улитина (1918–1986) – писателя, представителя неподцензурной культуры 1960-х годов, создавшего новый подход к письму, не имеющий предшествующих аналогов, стали обращаться достаточно поздно: первая публикация появилась в 1976 году в США, в России – в 1991 году, затем в 2002, 2004 и 2006 годах вышли три книги, подготовленные близким дружеским окружением автора. Начиная с 1940-х годов, Улитин последовательно создавал свою форму прозаического высказывания, подписывая произведения псевдонимами с элементами номиналистской игры (псевдоним Устен (или Устин) Малапагин, под которым написан ряд книг, отсылает к названию фильма «У стен Малапаги, или По ту сторону решетки» режиссера Рене Клемана 1948 года; Юл Айтн, под которым написан ряд ранних текстов, создан путем написания фамилии «Улитин» латинскими литерами «Ul + Itin»), называя собственноручно переплетаемые машинописные листы «книгами-уклейками». После второго ареста и пребывания в Ленинградской тюремной психиатрической лечебнице, техника работы Улитина по изготовлению книг приобрела свою уникальную форму: автор работал на двух печатных машинках, советской и английской, используя разницу между ними в 1,5 интервала у второй, привнося в само материальное пространство текста изменения, вклеивая редкие фотографии из зарубежной прессы, вписывая фрагменты карандашом, а также поворачивая сам лист во время печати на машинке и меняя расположение текста.

    Из недавних исследований произведений Улитина важно отметить обширную главу в исследовании филолога, критика Ильи Кукулина, в частности указание на технику «постутопического» монтажа как структурообразующую для текстов Улитина, а также расширение смысла за счет его разрыва и «письмо травмы», проблематика которого заняла одно из центральных мест в построении «автобиографической» прозы писателя. Что касается травмы, необходимо вернуться к важной биографической вехе в жизни автора – обыскам и арестам, которым Улитин подвергался в течение своей жизни: во время учебы в ИФЛИ (Институте философии, литературы и искусства) был арестован в 1938 г. как участник марксистского кружка, затем освобожден по болезни в 1940 году, повторно арестован в 1951 г. (при попытке проникнуть в посольство США), провел 3 года в Ленинградской тюремно-психиатрической больнице. После обыска 1951 года у писателя были конфискованы рукописи ранних текстов, а в 1962 году, после обысков КГБ, проведенных в Минске у философа-диссидента, переписывавшего ранний роман Улитина «Анти-Асаркан» Кима Хадеева (1929–2001) и его последующего ареста, также был произведен обыск и у Павла Павловича, протокол которого сохранился: было изъято множество машинописных рукописей, блокнотов, а также личных вещей писателя.

    Публикуемый впервые текст «Дорога», сохранившийся в архивах писателя в форме шестой печатной копии, по большей вероятности написан по следам последнего обыска в 1963 году, что продолжает проблематику травматического опыта, одновременно запечатленного и рассеянного на письме. Техника письма сразу же отсылает к уже оформившейся на то время повествовательной машине: разрывы в повествовании, апелляция к индийской культуре (в начале текста Улитин отсылает к opus magnum индийского ученого и философа Малланаги Ватсьяяны, что делает его предшественником поэтов Поэтической функции и практик письма позднего Аркадия Драгомощенко), а также темпоральные прерывания повествования в режиме целой страницы-пропуска («ваше время истекло» (стр.9), что предшествует концептуалистским опытам в лице Андрея Монастырского и подчеркивает диалектику травмы в течение всего повествования, попытку одновременного их преодоления), отсылки к уже упоминавшейся выше киноленте («человек, который помнит стоны Малапаги»), проскриптуму и древнеримскому диктатору Сулле, характеризующим уже не только развитие Улитиным темы «Воображаемого Запада», прописанное петербургским критиком Алексеем Конаковым, но также и выработку пространства-пересечения с античным Римом, отсылающим к тоталитарной машине и узнаваемому ее проявлению в советских реалиях.

    В процессе чтения «Дороги» становится видимой одна из возможных центральных составляющих текста – проблематика spinner-telling, вворачивающая в себя обрывки устной речи-объекта, находящейся в воздухе, в самом зазоре между субъектом высказывания, автором и окружающей действительностью, которая подмечается в мельчайших подробностях от фразы, услышанной вскользь, до внутреннего диалога-аллюзии на отдельное место в художественном произведении того, или иного писателя зарубежной литературы. Понятие набравшей в последнее время популярность «крутящейся игрушки» здесь как нельзя кстати: постоянно ускользающая повествовательная машинерия Павла Улитина с его задачей «После прочтения уничтожить» (так расшифровывал свои инициалы П.П.У. сам писатель) в результате встроенной логики вращения (а одной из коннотаций слова spinner как раз является рассказчик) работает подобно воронке, одновременно превращающей пространство тоталитарного устройства шестидесятых в доступное и универсальное поле, становящееся предтечей сетевой литературы с ее дигитализацией как единообразующим началом.

    Ян Выговский
    Дорога, титульный лист, шестая машинописная копия автора (после титула в печатной копии идет дополнительная страница с посвящением от автора)


    Умберто Эко, изучая взаимоотношения читателя и текста, выделил две категории последних: открытые и закрытые. При этом он отметил, что открытыми для читателя являются не сработанные по заданным заранее формулам тексты популярной культуры, а, наоборот, продукты герметичного письма, дающие читателю простор для интерпретации. Подобный подход кажется наиболее приемлемым при чтении работ Улитина. Пожалуй, один из самых «темных» писателей 20 века, «русский Джойс», как его называл один из его близких знакомых, Александр Асаркан, выстраивал свои тексты если не как центоны, то на принципе тотальной цитатности в эпоху, когда представление об интертекстуальности еще только начало складываться (термин был введен Юлией Кристевой только в 1967 года, хотя она опиралась на более ранние идеи М.М.Бахтина). Соединяя в своем методе «уклейки», монтажном распределении на белом листе вырезок-цитат и написанных от руки или на печатной машинке текстов, Улитин создавал герметичные тексты, сложные для прочтения не только из-за интертекстуальной глубины, но и также в силу синтаксического строения, ломаного движения «сюжета» и визуальных особенностей. Поэтому предлагаемый здесь взгляд на текст Улитина «Дорога» не претендует дать хоть сколько-нибудь профессиональную интерпретацию и является продуктом «рецептивного диалога». 

    Конструирование подобных коллажей можно  с некоторой долей уверенности объяснить с точки зрения «теории травмы» - как следствие нежелания высказываться собственным языком, обнажаясь перед угнетающими институтами. Это своеобразный метод ускользания, но, так или иначе, желание выразиться чужим языком, предпочтение истории ее рассказу – стало для Улитина эстетической доминантой. По мысли Зиновия Зинника, «сама по себе история не важна. Важно кто ее рассказывает. Сам выбор рассказа, определенного сюжета, манера пересказа говорит больше о человеке, чем сюжетные перипетии…». Слияние голосов в одном тексте, их перекличка в общем ансамбле облекает их в новые качества, а отбрасываемые ими тени интертекстуальности придают улитинской прозе карнавальный характер: почти сакральная глубина отсылок окрашивается иронией их смешения с кухонными разговорами и языковыми играми.

    «Дорога» Улитина  сразу же отсылает к важному в русской литературе топосу пути. Так как начальная и конечная его точки по ходу чтения остаются неизвестными – есть возможность предположить, что это дорога вечного скитальца, персонажа романтического. Так, в тексте неоднократно упоминаются пассажи из «Евгения Онегина», созданного, с одной стороны, под влиянием романтизма (Байрона), а с другой стороны, как и улитинский текст обладающего игровой природой вечных отступлений, с «рассказом важнее историй».  Но не стоит представлять существование в «Дороге» Улитина близкого Онегину «лишнего человека» - предполагаемый персонаж  демонстрирует не романтическую  отверженность и исключительность, а ощущаемую в современном мире погруженность в пространства потоков. Само повествование в «Дороге» представлено как номадическое движение, в котором неизвестны и неважны герои представляемых речей, не понятно и не важно, где вне речи имеют место быть сама дорога, ветер, шумящий листвой,  мокрый асфальт, пух от тополя, синий троллейбус (возведенный Б.Окуджавой в ранг неоромантических символов-спутников) и другое. Онегин появляется в романе  героем-странником и в последней главе отправляется в путешествие, а в улитинской «Дороге» важна сама дорога, тянущая вместе с собой поток дискурсов, в которой рассуждения о Пастернаке и индусском искусстве любви (парадоксальна ссылка на автора «Камасутры», молчальника Ватсаяну – «так говорил Ватсаяна») перемежаются с цитатами и упоминаниями советских комиков Виктора Ардова, Тарапуньки и Штепселя («если вобла продается, трудно воблу ту купить), свежими новостями (выборы нового папы римского) и личными воспоминаниями и рассуждениями. Так карнавал сбивчивых голосов проявляется в визуальной организации текста с руинированной нумерацией и оглавлением. В этом осуществляется замысел улитинской «антикниги» - предпочтение неструктурированной, многомерной записной книжки задающему формат «закрытого чтения» книги. Становится важной не история, а «пересказ»: «оказывается, это и есть язык».

    Номадический текст оставляет за собой шлейф значений, в то время как природа остается индикатором времени и вечного движения:  «Ветер шумит листвой, а за бортом остаются чужие слова чужих языков из чужих книг и чужих литератур».

    Степан Кузнецов

    Collapse )Ян Выговский,
    21 августа 2017
    Литтл Маунтинмэн

    Правильная незалежнiсть предков

    Помнится, в школе, мальчиками будучи, читали эти тексты с превеликим интересом (в туалете; а напечатано было машинописью). Учителя, когда узнали, будто не были рады. Но, может быть, нам только показалось.
    -----------------

    Письмо турецкого султана к казакам
    -----------------
    Предложение Мехмеда IV:
    "Я, султан и владыка Блистательной Порты, сын Ибрагима I, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, несравненный рыцарь, никем не победимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан, повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться".

    Султан турецкий Мехмед IV.

    ------

    Вариант письма запорожских казаков к султану
    -----------------------

    Выписка из истории Дмитрия Яворницкого, хранящейся в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге, перевод на литературный украинский язык начала XX века:

    Отвіт Запорожців Магомету IV

    Ти, султан, чорт турецький, i проклятого чорта син і брат, самого Люцеферя секретарь. Який ти в чорта лицар, коли голою сракою єжака не вб'єш?! Чорт ти, висрана твоя морда. Hе будеш ти, сукін син, синів християнських під собою мати, твойого війска ми не боїмося, землею i водою будем биться з тобою, враже ти розпроклятий сину! Распронойоб твою мать! Вавилонський ти жихась, Македоньский колесник, Iєрусалимський бравирник, Александрійський козолуп, Великого і Малого Египта свинарь, Армянська злодиюка, Татарський сагайдак, Каменецький кат, у всего світу i підсвіту блазень, самого гаспида онук, а нашого х...я крюк. Свиняча ти морда, кобиляча срака, різницька собака, нехрещений лоб, ну і мать твою йоб. От так тобi Запоріжцi відказали, плюгавче. Не будеш ти i свиней христіанських пасти. Теперь кончаємо, бо числа не знаємо i календаря не маємо, місяць у небi, год у книзі, а день такий у нас, який i у вас, за це поцілуй в сраку нас!..


    Підписали: Кошевой атаман Иван Сирко Зо всім кошем Запорожськім

    ----------------
    Collapse )



    ПРЕДЛАГАЮ ДЕТКАМ ЗАДАВАТЬ НА ДОМ: в качестве стиха наизусть... и примера настоящей "незалежности": при исторической непосредственности наших украинских и русских предков.
    Collapse )
    Литтл Маунтинмэн

    Мавзолей предательства.

    ЕЛЬЦИН-ЦЕНТР - это штаб и мавзолей ПРЕДАТЕЛЬСТВА. КИТАЙЦЫ ЭТО ПОНЯЛИ, А НАШИ НЕТ.
    "ОТВЯНЬТЕ от меня!" Чрезвычайный и полномочный посол КНР в России Ли Хуэй назвал «сомнительной организацией» Ельцин-центр: "...Я не приеду ни на юбилей Горбачёва, ни на выставку картин Валерии Новодворской, ни на какое другое мероприятие, проводимое вашей сомнительной организацией. Если бы вы попробовали провести нечто подобное в моей стране, вы бы ответили за это по закону».

    Литтл Маунтинмэн

    Мой комментарий к «Исповедь махровой графоманки» от grazhdankanika

    На этот душещипательный предмет "графоман-не графоман" имеется отличный термин: "графоман ленивый" (разновидность: "графоман наиленивейший" - это как генерал против сержанта). Придумав эти термины и внеся их в справочники по практической лингвистике (патент, ёпа мама!), зажилось легко и свободно. Я стал ПЕРВЫМ В МИРЕ ленивым графоманом, тем и горжусь. И этим же пользуюсь.
    Так, появилась книженция "Наиленивейший графоман" за 600 страниц , исключительное дерьмецо, с другой стороны лечебное средство: смотрю внутрь и плачу, и самолечусь. Далее, поднаторев в храмотее и финтаксисах, где-то на вершинах Аляски, я основал "Графоманус Санаториум", где назначил себя главтерапевтом Литтлом Маунтинмэном (с ружьём для нерадиво оздоравливающихся).


    Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

    Литтл Маунтинмэн

    ПЕРВЫЙ ЧЕРНОВИК ВСЕГДА ДЕРЬМО.

    Кто это сказал? Ну уж конечно же не я. Хотя и без этого Хемингуэя знал, что так оно и есть.
    Фокус в том, что зная эту формулу перемещения от дерьма к мастерству, мало кто осмеливается переписать свою книжку заново.
    - Вот, - думает он сам себе, - пусть эта книжка останется как память, а напишу-ка я вторую (другую: там поменяется сюжет и всё-привсё) , которая будет явно лучше.
    И снова наступает на те же грабли.
    Потому что ты опять пишешь черновик, цена которому дерьмо.
    И очень трудно выпрыгнуть из этого круга "черновик-дерьмо".
    Дело тут в том, что надо не начинать другую книжку, а именно над дерьмовым черновиком и нужно работать.
    Резво работать и рьяно редактировать. Можно в обратном порядке. А также вместо "резво" можно подставлять "трезво". То есть подключать голову.

    В этом секрет успеха - в нещадном перфекционировании.
    Модный поток сознания приносит успех только чрезвычайно талантливым писателям - тем, кто до того как писать поток сознания сначала научился свободной грамоте и способен засунуть себя в мясорубку, и там перемалывать свои слова в удобоваримый фарш - беспощадно.
    И он - удачливый мастер потока сознания - никогда не признается в том, что он этот самый "поток сознания" - в кавычках заметьте - ПЕРЕПИСАЛ РАЗ НА ДЕСЯТЬ ЕСЛИ НЕ НА ВСЕ СТО.
    Вот такие пирожки, господа графоманисты (любители повитать в облаках и нахаляву пивка откушать)!
    Литтл Маунтинмэн

    Запускаю Изборник перлов 1. MAX

    "ИЗБОРНИК ПЕРЛОВ №1 (MAX)".
    Не прошло и полгода с выпуска "Андерсен. 40-е" и "60 пилюль". Запускаю в серию пилотный номер толстого партворк-журнала под наискромнейшим брендом "ПОЛУЭКТОВ".
    Формат А4. 200 страниц. Полноцвет.
    Характер оформления: между книгой обыкновенной (скупой на графику, а то и совсем голой)  и  суровым, полуплакатным и малохудожественным, но всё-таки цветным журналом в стиле фрагмент-минимализм.
    Макет верстался принципиально в дубоватой на изыски программе "Ворд". Это чтобы меня не растащило на современные постмодернистские экспрессии. Ибо журнал рассчитан на чтение его или людьми в возрасте, или молодыми людьми, интересующимся делами пожилых "негероев", обывателей, домоседов, винтильщиков гаек на конвейерах.
    Номер наполнен четырьмя авторами полумемуаристами-полупрозаиками.
    Особнячком среди них Василий Лыков - слаботочник-электрик из-под Читы, который частично "русобылино-мэйджикмэн".
    Выпускаться изделие будет по схеме "печать по требованию".
    Обложка будет существовать в двух вариантах - бумажная и твёрдая. Покупатель сможет заказать как печать цветную, так и бюджетную чёрно-белую.
    В данном номере представляю "народных писателей" Олега Долгова, Сергея Елисеева, Василия Лыкова, Петра Полынина.
    Это у меня не бизнес, если кто-то вдруг заподозрит неладное. Мой роялти с одного экземпляра ровно ОДИН РУБЛЬ. Это чистейший альтруизм, господа-товарищи!