Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Литтл Маунтинмэн

PANOPTIKUM. ПАРАДНОЕ




Привет! Я Эдгар По.

У нас тут сломался звук.
Но я хочу познакомить вас с одним вашим современником.
Он графоман, но, какой-то необычный..
Зовут тоже как попало:  какой-то Пол Эктоф.
Collapse )



 
Литтл Маунтинмэн

Тайная вечеря архитекторов гэ Кемерова с посольством Нидерландов в "Коте да Винчи"


  Тут ето... то ли тайная встреча, то ли чё, а Зыков С.Н. (тихими рассылками) позвал архитекторов Кемерова вечерком (сёдни 13 октября) в Кота. И прикрывается Ирой Захаровой (она типа модератора встречи). Будто некто с посольства Нидерландов и представитель некоего голландского музея будут делиться опытом и соблазнять на совместные действия по сохранению музейно-историко-архитектурных ценностей Кемерова архитектурную общественность этого самого Кемерова.
  Дык, я думаю, что при такой засекреченности сходки никто и не придёт! Разве что если Ира З-ва. не озаботится и насильно, по-совковому, не пригонит с архитектурных факультетов молодёжь...
  Лично я постригу бороду и припрусь... чтобы поддержать эту самую архитектурную прослойку, которой в городе чёт будто не слышно и как бы не видно, хотя дома растут как опята: то тут то там.
 Тайны, тайны, вечные кемеровские культурные тайны... Главного архитектора города нету. А архитекторы есть. И дома есть. И голландцы есть.
   А Сухацкий, интересно, будет?

А ПЕЧЕНЬКИ будут давать?
Литтл Маунтинмэн

Четверг. Весёлый арабский тюнинг

Оригинал взят у max_andriyahov в Четверг. Весёлый арабский тюнинг
"Едет мужик по пустыне на верблюде. Верблюд еле тащится. Потом и вовсе остановился. Мужик видит: в пустыне стройка какая-то и эстакада стоит. Подвел верблюда к строителям и говорит:
— Тут небольшая проблемa — верблюд ехать не хочет.
Строитель:
— На эстакаду.
Мужик вывел верблюда на эстакаду. Строитель взял два кирпича и как ударит верблюда с двух сторон по яйцам. Верблюда сдувает как ветром.
Мужик:
— А как же я его теперь догоню?
— На эстакаду..."


Шейх Хамад бин Хамдан аль Нахайян и его гараж:


Collapse )
Литтл Маунтинмэн

Льюис Кэрролл о сострадании

  В 1875 году Кэрролл принимает деятельное участие в не менее злободневной дискуссии о допустимости вивисекции в научных целях. Его племянник Стюарт Доджсон Коллингвуд вспоминает, что Кэрролл испытывал безотчетный ужас перед вивисекцией. Когда он собрался пожертвовать гинею на содержание питомника для бродячих собак, он предварительно поинтересовался, не отдают ли они своих подопечных для проведения опытов, и только получив отрицательный ответ, отправил деньги.
  Полемика, развернувшаяся по этому вопросу в английском обществе, очень скоро приобрела весьма острый характер: была создана Королевская комиссия по расследованию практики вивисекции, заслушаны мнения как обывателей, так и экспертов, сама тема дискуссии существенно расширилась: фактически обсуждался вопрос о праве ученых проводить исследования, не контролируемые ни государством, ни обществом. Во многом такая острота обсуждения объяснялась увеличивающимся разрывом естественно-научного и гуманитарного знания, специализацией научных дисциплин, предмет которых оставался за пределами понимания общества, уходом в прошлое фигуры ученого-универсала, философа и властителя дум. Растущий авторитет теории эволюции Дарвина также внес свою лепту в дискуссию, а публикация в 1871 году его книги «Происхождение человека и половой отбор» предоставила возможность сторонникам вивисекции внести в полемику дополнительные смысловые оттенки, подчеркивавшие насущную необходимость проверки эволюционной теории на практике.
  Кэрролл, конечно, не мог остаться в стороне. Он публикует две статьи — «Вивисекция как символ новых времен» (Vivisection as a Sign of the Times // Pall Mall Gazette. 1875. 12 February) и «Некоторые распространенные заблуждения в отношении вивисекции» (Some Popular Fallacies about Vivisection // Fortnightly Review. 1875. 1 June), — направленные против такого метода научного познания. Оставаясь верен своим полемическим приемам, он пытается с точки зрения формальной логики опровергнуть доводы оппонентов, доказывавших, что опыты на животных направлены исключительно на благо человечества.
  Однако одними формально-логическими приемами риторика Кэрролла не ограничивается. В «Вивисекции как символе новых времен» он подвергает сомнению эволюционное превосходство вивисектора по отношению к подопытному животному:
«...анатом, который способен наблюдать непрекращающуюся агонию, которую он сам же вызвал, не имея никакой более высокой цели, кроме удовлетворения собственного научного любопытства или желания проиллюстрировать некую истину, этот анатом — существо более или менее развитое в масштабе человечества, чем какой-нибудь неуч, чья душа содрогнулась бы от отвращения при виде подобного зрелища?»
  Во втором эссе автор бросает вызов риторической двуличности защитников вивисекции, утверждавших, «что человек настолько более важен, чем ниже его стоящие существа, что причинение значительного страдания животным вполне допустимо, если это предотвращает пусть даже самое небольшое человеческое страдание». «Странное утверждение, — восклицает Кэрролл, — из уст людей, которые говорят нам, что человек — брат-близнец обезьяны!» Он задается вопросом: «Если наука присваивает право на мучение чувствующего создания вплоть до человека исключительно ради собственного удовольствия, где та непостижимая граница, за которую она никогда не рискнет перейти?» Эрозия сострадания к животным влечет за собой эрозию сострадания к другим людям. Кэрролл пророчит:
  «Наступит день, когда анатомия узаконит в качестве объектов для эксперимента, во-первых, наших осужденных преступников, затем, возможно, обитателей наших убежищ для неизлечимо больных, сумасшедших, пациентов больниц для бедных и всех тех, кому неоткуда ждать помощи... И когда этот день наступит, о мой собрат-человек, ты, кто настаивает на нашей столь гордой родословной — от человекообразной обезьяны и далее в глубь времен до первобытного зоофита, какое действенное заклинание есть у тебя наготове, чтобы избежать всеобщей гибели? Какие неотъемлемые права человека сможешь ты предъявить тому мрачному злорадствующему призраку со скальпелем в руке?»
  В статьях неоднократно встречается слово «агония», а это, напомним, год, когда Кэрролл пишет «Охоту на Снарка» — «агонию в восьми воплях».
  Кэрролл не был одинок в своем протесте — за гуманное отношение к животным выступали такие видные писатели, как Теннисон, Голсуорси, Бернард Шоу. Во Франции Виктор Гюго стал первым президентом Общества противников вивисекции. Чарлз Дарвин не был столь категоричен; одному из своих корреспондентов он писал: «Вы спрашиваете, как я отношусь к вивисекции. Я вполне согласен с тем, что она вполне оправданна, если применяется для физиологических исследований, но она отвратительна и заслуживает осуждения, если используется для простого любопытства».
   Борьба за принятие закона, запрещающего жестокие эксперименты на животных, связана с именем ирландской писательницы, теоретика феминизма Франсис Кобб (1822—1904). Впервые в мире в такой закон, регламентирующий опыты над животными и предписывающий использовать обезболивающие препараты, был в 1878 году принят в Великобритании.
----------------------------------------------------------------------------------------------
Это выдержка из книги Н.М. Демуровой "Льюис Кэрролл".
Литтл Маунтинмэн

Интервью у овечки Тринадцатого стада

пишет: (sapojnik
Типичная фокус-группа в РФ
.
Нашел дивное на просторах Фейсбука! Как социолог и модератор, "отработавший, по скромным подсчетам, порядка тысячи фокус-групп с нашим (и не только) народонаселением про всей России и СНГ, ответственно подтверждаю: ДА, очень похоже! Квинтэссенция!
"Сегодня мы возьмём интервью у овечки из группы поддержки тринадцатого стада:

– Здравствуйте, отличная стрижка!
– Здравствуйте, спасибо!
– Как вы относитесь к строительству мясокомбината?
– Это отлично! Наша ферма теперь будет отвечать высоким европейским стандартам.
– Вы слышали, что там планируется выпуск баранины?
– Глупости!
– Почему?
– Просто глупости.
– Но ведь называется «мясокомбинат».
– Будут выпускать мясо птицы.
– А почему тогда не птицефабрика?
– Ну что тут непонятного? Потому что мясо!
– Вы уже видели их эмблему?
– Да, очень удачная.
– Говорят, что это стилизованный барашек.
– Да, очень похоже.
– Говорят, что туша.
– Глупости, просто он коротко пострижен.
– Вы слышали про окровавленную овцевозку?
– Даже фотки видела.
– Что думаете?
– Может быть, банка с томатным соком лопнула или краска для пола.
– На кровь не похоже?
– Нет, очень тёмные пятна, кровь ярче.
– А если экспертиза покажет, что всё-таки кровь?
– Значит, это был несчастный случай.
– Что думаете про расстрел баранов у здания администрации?
– Это дело кровавых свиней, которых мы прогнали!
– А зачем свиньям было стрелять в баранов?
– Потому что они свиньи.
– Что думаете о том, что фермой теперь управляют волки?
– Очень приветствую. Сразу чувствуется больше порядка.
– Не опасаетесь?
– Нет, их же совсем немного, если что – мы их сразу прогоним, как свиней.
– Вы уверены, что стоило менять свиней на волков?
– Абсолютно. При свиньях было очень грязно, сейчас будет чище.
– Вы слышали, что на ферму будут приняты пять опытных волков из других лесов?
– Да, это очень хорошо, нам наверняка пригодится их опыт.
- Что вы считаете самым главным для фермы сегодня?
– Безопасность. Главное обеспечить безопасность от медведей из тайги.
– Вы уверены, что медведи опасны?
– Абсолютно, они угрожают нашей ферме.
– Но у них очень большая тайга, медведи там питаются рыбой и ягодами.
– И ещё они питаются молодыми барашками.
– Почему вы так решили?
– Я видела снимки растерзанных барашков.
– Почему вы думаете, что их растерзали медведи?
– Больше некому.
– А волки?
– Волки здесь чтобы навести порядок.
– А что вы скажете про слухи о тысячах овечек, убитых на восточном поле?
– Я видела фотографии – это не овечки, а козлы.
– Но они больше похожи на овечек.
– Нет, это козлы, которые служили медведям.
– Скажите, может быть, это личное, у вас есть свой барашек?
– Да, конечно.
– Он собирается на восточное поле?
– Нет, он уже устроился работать на мясокомбинат.
– Он вам пишет?
– Пока нет.
– Наверное, недавно устроился.
– Да, второй месяц всего.
– А как вы относитесь к решению об обязательной стрижке?
– Это очень правильное решение.
– Вас не смущает, что стрижку проводят на мясокомбинате?
– Нет, у них там специальное оборудование для этого.
– Вы пойдёте?
– Да, обязательно, сделаю стрижку как у них на логотипе.
– Отлично! Спасибо вам за интервью!
– Всегда пожалуйста, обращайтесь".

Жутковато, конечно. Но правда.
Литтл Маунтинмэн

Ну разве не прелесть эта актриса? Noémie Merlant

Ноэми Мерлан Pol_Ektof.jpg

В ролике есть возможность перевести французские субтитры на русский язык.
Мне понравилась скромность этой талантливой актрисы. Обратите внимание: как просто она одета во время интервью: практически по-деревенски... ну-у-у, особый шарм такой... "provanc-стиль".
К тому же я имел удовольствие видеть её живьём в Париже: сидели рядом под навесом кафе. Ей тогда был 21 год, и она тогда была неизвестной студенткой.
И я сделал тогда несколько снимков: с неё, её подружки, и с собаки подружки - почти дворняжной породы...
На фотографии Ноэми наклонилась к собачке, чтобы подвязать к ошейнику тесёмку.
Собачка смотрит на мои вытянутые под столиком ноги. Интересно, жива ли собачонка? Ведь с тех пор прошло семь с половиной лет.
Чуть "олитературенные" подробности той случайности читать тут.