Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Литтл Маунтинмэн

PANOPTIKUM. ПАРАДНОЕ




Привет! Я Эдгар По.

У нас тут сломался звук.
Но я хочу познакомить вас с одним вашим современником.
Он графоман, но, какой-то необычный..
Зовут тоже как попало:  какой-то Пол Эктоф.
Collapse )



 
Литтл Маунтинмэн

Нон-фикшн. Учебное 2.



Что скрывается за красивым термином "Нон-фикшн". Что это за жанр литературы





16 октября 2019
4,8 тыс. дочитываний
1,5 мин.



В последнее время часто встречаю на просторах интернета такой термин, как "Нон-фикшн". Его используют приминительно к произведениям литературы. Во всевозможных списках книг, рекомендациях, отзывах постоянно звучит это слово. Что же скрывается под ним?

Что такое нон-фикшн?

Нон-фикшн - жанр литературы, для которого характерно построение сюжетной линии исключительно на реальных событиях с небольшим и крайне редким вкраплением художественного вымысла. В произведении, созданном в жанре нон-фикшн большое значение придается автору. Именно он через призму своего жизненного опыта, эстетических, религиозных и иных убеждений, излагает факты, ставшие ему доступными. На телевидении примером жанра может, скорее всего служить, журналистский репортаж, расследование.

Сухое изложение фактов и событий - это статистика, а вот создание литературного произведения, в котором факты обрастают интересными и достоверными подробсностями - это уже "нон-фикшн". Но здесь очень просто запутаться, поскольку современная литература, написанная в жанре "нон-фикшн" - это:


  • учебные пособия

  • словари

  • энциклопедии

  • монографии

  • самоучители

  • путеводители

  • публицистика

  • биографии

  • мемуары

Как-то я составляла список монографий о Русско-турецкой войне, написала естественно в заглавии "монографии". Теперь буду знать, что и как называется, хоть мне и привычнее, и как-то удобнее словарь именовать словарем, а не книгой в жанре "нон-фикшн" На мой взгляд не нужное это объединение яиц и курицы - словари - это словари, а публицистика редко когда содержит прям на 100% достоверные факты, поскольку публицист с помощью книги пытается воздействовать на общество, а создатель монографии своей целью ставит в большинстве своем все же донесение до общества определенного знания. Но как бы то ни было современная литература "нон-фикшн" - это вот такой бульончик из качественных книг и рекомендаций о том, как жить долго и счастливо, питаясь капустными листиками)

Первые произведения в жанре "нон-фикшн"

Если говорить о появлении произведений, в которых докумендальное изложение событий сочеталось бы с личным мнением автора, их фиксирующего, то произошло это совсем недавно в 1965 г. Первое такое произведение - это книга Трумена Капоте "Хладнокровное убийство".

В ней автор описывает преступление, случившееся в одном провинциальном американском городке. Целая семья из двух взрослых и двух детей была убита Перри Смитом и Ричардом (Дик) Хикоком. Писатель проводит собственное журналистское расследование, в котором опирается на данные полиции, суда и записи собственных бесед с преступниками. При этом выглядит роман - не как сухой полицейский отчет, а как полноценное литературное произведение, в котором переданы чувства и эмоции преступников, жертв, такими какими их предствляет себе автор.

Роман "Хладнокровное убийство" был отнесен современниками к стилю "Новая журналистика", предполагавшему использование таких литературных приемов, как:


  • разговорная, живая речь в диалогах

  • построение сценария

  • употребление "я", выражение в публикации личного мнения автора

  • фиксация деталей поведения героев, подчеркивание их статуса

Книги-исследования были созданы Томасом Вулфом - одним из крупнейших прозаиков 20 века.

В жанре "нон-фикшн" написаны:


  • "Фрегат Паллада" (И.А. Гончаров) - подробно описано путешествие самого автора в Японию в рамках посольской миссии

  • "Путешествие из Петербурга в Москву" (А. Радищев)

  • "Былое и думы" (Герцен)

Из современных нам авторов в рассматриваемом жанре трудился Стивен Хокинг - космолог, физик-теоретик и популяризатор науки в широких кругах. Благодаря ему звезды стали намного ближе!

В нон-фикшн жанре в советское время созданы целые серии книг:


  • ЖЗЛ

  • Страницы истории нашей Родины

  • История науки и техники

В наши дни также издается немало такого рода литературы, наверняка, даже больше, чем когда-либо.

Литтл Маунтинмэн

Полуэкт Полуэктов это не я. Я - Ярослав. А Майкл Бом тот самый

http://www.proza.ru/2017/07/06/1521
Это не я, не я. НЕ Я! Я Полуэктов, да не тот Полуэктов, не Полуэкт, а Ярослав, Славян - когда в компании. Ошибочка вышла. Обознашки! У меня и Твиттера-то в телефоне нету.
Зато Майкл Бом самый настоящий. Потому я встрял. Прости, Майкл, что я встрял!
И соглашусь с Полуэктом Полуэктовым (которого знать не знаю - ну однофамилец он, едреня Феня! Много таких Полуэктовых по миру ходят)... который говорит: "Цените Майкла и берегите его!"
Лично мне Майкл симпатичен - при всей его очень часто "НАИВНОСТИ ПО-АМЕРИКАНСКИ". Я бы с ним пивка-то бы попил. А сначала бы попробовал за его счёт. Как бы проверка на... ну вы знаете на что, и Майкл знает.

Collapse )
Литтл Маунтинмэн

Выпью королеву Англии

латте с аллой михеевой.jpg
Надеюсь, это фотошоп, а не искусство баристы. Иначе я каждый день бы ходил в этот бар и выпивал бы Аллу Михееву до самого дна. Но сначала поставил бы перед собой песочные часы - на 10 минут - romantic! - зажёг бы трубчонку али кальянчик, коли табак запрещён, и наблюдал бы как Алла Михеева медленно расплывается по поверхности, по сливкам, пронзаясь пузырями со дна.
А после Аллы Михеевой заказал бы Одри Хепберн, потом Катрин Денёв, потом Вивьен Ли. А перед самым уходом выпил бы королеву Викторию в молодости: я не стал бы ждать когда пузырики превратят инфанту в старушку. Я выпил бы Викторию залпом, хотя таким образом джентльмены латте не пьют. А русские графоманы - могут.
Литтл Маунтинмэн

1 ПЕРВЫЙ ЛИСТОПАД (1.2)

006 (3).JPG

"Всяко третье размышленье" Джона Барта

1.2

Итак, до двадцатой страницы мы побывали в прескриптуме, а также въехали в ПЕРВЫЙ ЛИСТОПАД . Именно по временам года Джон Барт распределил свой постмодернистский труд.

Да, каюсь. Я заглянул в содержание. И «промежду прочим» узнал, что жанр его романа называется «роман в пяти временах года». На шмуцтитуле этот факт зарегистрирован. Но он отмечен такими маленькими буквами, что даже я, намереваясь «критически пробежаться» по роману, не придал этому особого значения.

Однако, по мере углубления в текст, само собой как-то начинаешь понимать, что это придумано не зря, что в этом есть какой-то смысл, который для поэзии был бы в самый раз, а вот для прозы… А вот для прозы это надо ещё проверить.

Думаю, что   на ближайших страницах не найду ответа на вопрос – годится ли хронологию (сюжет ли) прозаического романа дробить именно так, ибо для употребления впрок это ровно ничего не говорит, так как речь не о войне, когда погода имеет существенное значение. Имею в виду, что времена года имеют значение для любви, путешествий, и для войны. Расшифровку опускаю, считая это утверждение априори правильным.

Здесь же писатель собрался философствовать (если судить по шикарному названию) на темы литературы и жизни, привлекая к этому авторские и «главногеройские» реминесценции, а также отвлечённую болтовню «о том о сём американском и приоритетном, в связи со всем миром».

Одно можно отметить уже заранее: писатели, придумывающие сами под себя жанр, явно хотят выделиться из толпы себе подобных. Они считают, что писать под известные жанры не совсем как-то приличествует звёздам. В каждом своём новом романе «звездатые писатели» сочиняют какой-либо новый жанр - в надежде, что этот жанр войдёт в анналы истории как новый «литературный ТЕГ», по которому в будущем: 1. Его легко можно будет найти; 2. По дате возникновения «тега» всяк поймёт, что первооткрывателем жанра был именно этот человек.

В общем ладно. На двадцать первой странице мы вместе с семьёй Ньюиттов/Тоддов, а также ещё с одной семьёй (также из двух человек – уж не знаю, стоит ли запоминать их имена, так не известно, претендуют ли они на роли героев второго плана или просто случайные попутчики, которые должны будут раствориться в ноосфере писателя Барта, не совершив ничего выдающегося для содержания)… Итак, эти четверо покинули Стокгольм, и попали на территорию порта.

По дороге в порт указанная семейка вместе с другой затеяла с водителем автобусика небольшую перепалку. Ничего в ней особенного нет. Но, тем не менее, мы узнаём, что:

- «… у вас тут нет заморочек насчёт миньшинств, с которыми маемся мы, амариканцы».

- «…всё дело в более справедливой экономике, лучшей системе здравоохранения и более просвещённых законах о наркотиках».

- «… правильно говорить не «дофигенные», а «офигенные», да и последнее слово есть сленговый эвфемизм, заменяющий сами знаете что».

(продолжение следует)