Category: 18+

Литтл Маунтинмэн

PANOPTIKUM. ПАРАДНОЕ




Привет! Я Эдгар По.

У нас тут сломался звук.
Но я хочу познакомить вас с одним вашим современником.
Он графоман, но, какой-то необычный..
Зовут тоже как попало:  какой-то Пол Эктоф.
Collapse )



 
Литтл Маунтинмэн

ВНЕШТАТНЫЙ ПОРНОГРАФ WADA РОДЧЕНКОВ он же ГРИША КОНТЕ



 ПУГАЛКА ОТ POL_EKTOFА:

 "Меня, бесстыдно позиционирующего себя "опытным графоманом" (нахожусь внутри этой кухни с 2009 года: я и повар, я же и потребитель продукта, я же и критик сам себя и себе подобных), заинтересовала именно графоманская сторона деятельности небезызвестного мэна, пылко лижущего кошёлку антидопингового комитета WADA(*). Мэн - и он же реальный клиент психиатрической клиники, кроме того, на вид вполне даже симпотен, аж не заподозришь "ничего такого" - это профессор химии Григорий Родченков.
 Собираюсь прочесть "порнографические рассказы" профессора химии. И, не будучи  экспертом в полном смысле слова, тем не менее - с позиций "опытного графомана", которого на мякине не проведёшь - попытаюсь оценить силу сочинительского таланта, или обнаружить отсутствие оного - у названного деятеля подтасовок, продажности и стукачества.
 О чём, вероятно, сообщу читателям Прозы: если, конечно, созрею"; или в случае, если родченковская порно+эротика достойна будет упоминания здесь".

ОБ ЭКСПЕРТИЗЕ POL_EKTOFА:

"Стукачество Родченкова в WADA - это за гранью обыкновенной брызгослюнной или молчаливой русофобии: это клиника и творчество в оригинальном неожанре либералов: "покажи родине средний палец с изжопэ-веществом".
Что же касается сочинительства профессора, то отличить клинику от лёгкой половой распущенности, поможет народная графоманская экспертиза.
Держись, Григорий, русские люди с пристрастием читают тебя".

------------------------

Collapse )
Литтл Маунтинмэн

Знание-сила. Fuck это не Fake. Ч.3

   Начало статьи см. ТУТ.


Что такое "фак"? Легенда происхождения.

Collapse )

Сколько всего переводов и какие слова "Fack"? Ведь иногда его даже не считают плохим - его не заслоняют в фильмах иногда.

Collapse )

Литтл Маунтинмэн

Нагота по славянски


К наготе, особенно женской, на Руси было особое отношение. Так, с приходом христианства она была практически табуирована. И на то были свои причины, во многом носящие сакральный смысл.

Языческое наследие

Исторические источники сохранили слишком мало сведений о жизни наших предков до христианской эпохи, но есть основания полагать, что интимная жизнь славян была достаточно «вольной». Неизвестно, существовал ли на дохристианской Руси повсеместный разврат, как пытаются это представить некоторые исследователи, но многие славянские ритуалы носили «эротический» характер.

В частности, они были связаны с частичным или полным обнажением тела.

Так, известно, что во время игрищ на Ивана Купалу (этот праздник отмечался еще в языческие времена) девушки так высоко прыгали через костер, что у них оголялись интимные места (трусов или панталон тогда, понятное дело, еще не носили, тем более в крестьянской среде). Увидеть цветущий папоротник в ночь на Ивана Купалу тоже можно было только обнаженным.

Во время эпидемий женщины обнаженными обходили деревню, оберегая ее от болезней. В таком же виде они рассыпали зерно вокруг своих домов – от нечистой силы.

Есть также сведения о том, что наши предки «плодородной» целью проводили половой акт прямо на поле, либо имитировали это занятие, нагими перекатываясь туда-сюда. В засуху женщины выходили на посевы и задирали подолы. Считалось, что вид женских половых органов должен возбудить небо и оно пошлет на землю благословенный дождь.

Еще существовал такой интересный ритуал: если женщина в лунную ночь будет спать голой или в полдень голышом пройдет через поле под ярким солнцем, она забеременеет. Девушки купались по утрам голыми в росе, чтобы быть красивыми.

С приходом христианства был установлен целый институт различных табу, призванных защитить человека от греха. В частности, женщинам было запрещено раздеваться догола, кроме разве что случаев похода в баню. Это объяснялось в том числе и тем, что нагота активно использовалась в языческих обрядах, от которых людей пытались «отучить».

Боязнь злых сил

Несмотря на многочисленные ритуалы, связанные с обнажением, наши предки избегали спать нагишом даже в сильную жару. Объяснялось это тем, что когда человек спит, он беззащитен перед темными силами, которые могут легко завладеть им в таком состоянии. Если же это была женщина, она могла попасть во власть злых демонов, которые могли ее возжелать и вселиться в нее.

Христианское целомудрие

В христианскую эпоху запрет на наготу относился даже к супружеской жизни. Женщина не должна была переодеваться при муже и не должна была появляться перед ним полностью обнаженной, и даже половой акт ей предписывалось совершать в исподнем белье. Спать она также должна была в рубахе.

Христианская церковь пыталась всячески бороться с животным началом в человеке. Считалось, что если мужчина увидит обнажённую женщину, то ее нагота возбудит его и он захочет с нею возлечь. Даже между мужем и женой такое не поощрялось – священнослужители допускали секс, но только для зачатия детей. А тут речь шла уже о потрафлении животным инстинктам и получении удовольствия.

Так что поводов для табу было более чем достаточно, причем и с языческой, и с христианской точки зрения.

заимствовано тут.

Литтл Маунтинмэн

Эротика Харрисона Маркса глазами Таракана Графомануса

От Таракана Графомануса (из Санаториума)

   Вроде бы позиционирую себя тарака...упс графоманом, и не пристало бы заниматься такими вещами.
   Однако, какой таракан графоман может пройти мимо темы эротики и секса? Какая книжка может быть привлекательной (если она не для детей и, эскъюзми, не для полных даунов) без углубления в тайны любви (а там и секс присутствует), если она базируется на реальности, а не на марсианской жизни.
   Хотя, кто его знает: как там на цивильном докатастрофном  Марсе проистекало размножение, и требовалась ли для этого любовь, или можно было обойтись? То есть цивильно и без этики продолжать род свой? или так: шмякаться, забавляясь? По-насекомому, по-звериному или по-гейски. Как вам такой толерантный подход?
Тут вопрос. Насколько нам симпатичны обитатели Марса? Они нам родственники или никто?
   Если там вместо понятного землянам физического образа женщины (голова, титьки, ноги) хозяйничали бы, положим, разумные тараканы?
   Думаю, что вряд ли нас особо заинтересовала бы такая любовь. Кроме порции тошноты вряд ли обычный человек что-нибудь полезное, кроме порции блевотины, извлёк бы для себя и из себя. Ну, марсоведы и зоологи-цивилизационщики бы заинтересовались, бизнесмены бы тут же рядом очутились, СМИ, ЦРУ и другие интересные организации.
   То, что мы сейчас посмотрим на фотографиях (в Прозе.ру, увы, не посмотрят), словно частично происходило на Марсе. Нет, там не тараканы... то есть не тараканихи. Но, ЕДРЁН КОРЕНЬ! Так называемая эротика, любезно демонстрируемая нашему современнику "попаданцем в 50-60-е" фотохудожником Харрисоном Марксом местами ни в какие ворота не лезет! В этом заковыка. Коли художник свой жанр назвал "эротикой" (за язык-то его никто не тянул), то и мы рассматриваем это "показываемое им" именно с этой точки зрения: веря названию, данным человеком с неоттянутым насильно языком. А не называй с бухты-барахты, если не любишь плюх!
   Можно говорить и утешать современного зрителя формулами о "становлении эротики 50-х", об этапе "ранней эротике и её философско-этическом обосновании", о "выпочковании ранней эротики из грубого быта" как в "низком" искусстве народников, о "клюквинке" в скучном царстве мещанства того времени, о своеобразном юморе через секс при отсутствии эротичного белья (это неправда, хотя и о "бронзе кожи" помним). Можно также рассуждать о вкусах, о нравах, о "той поре". О том, что во все времена люди были одинаковыми. И что, мол, мужчинам было без разницы: в какое тряпьё юная леди или почтенная матрона, расположенные к сексу, были разнаряжены. А также предположим, что раньше в моде были "кудрявые лобки", а бритва презиралась, и что "чем кудрявее, тем сексуальней". Мужчине, мол, важно увидеть обнажёнку, чтобы у него - как у мартышки - тут же происходит поворот в мозгах и прочая органическая рефлексия.
  Но во все времена, как мне таракан-графоману кажется, существовали такие понятия, как: целомудренность, скромность, эротизм без пошлости, без вызова, без дурацкого кривлянья, что, будто мол, покажешь мужику письку или кусок груди, и он уже готов... И фотограф готов снимать будто бы хоть что, лишь бы у него "творчески встало", а что думает взыскательный зритель "ему до лампочки".
   Всё так, и не так. Не то чтобы "немного не так", а "совсем не так".
   Пошлость и вульгарность, недостаток ума, отсутствие любовной игры и привлекательности в сексе и в половом акте, в том числе (как это ни странно порой звучит)  всегда присутствовали в цивильном обществе, наряду с совсем противоположным и контрастным, что одни стыдливо прикрывали, задувая свечи, а другие, напротив, возносили до божественного сатанизма, дионисийства, вакханалии, содома и пыр.
   Фокус в том, как правильно именовать эти явления.
   Когда фотохудожник снимает чистую порнуху, а называет это эротикой, то это неправильно.
   Когда вместо так называемой "эстетичной эротики" как искусства изображения в области обнажённого тела, мы видим вульгарщину, неприкрытую "голую" бытовуху и полное отсутствие вкуса, композиции, заменяемое почти случайными кадрами без включения разума, щадящего зрение и разума режима в отношении наблюдателя, то мы всё это и называем подходяще. Что "искусства тут ноль" и "не надо нам впаривать дрочиловы картинки", и историзмом тут не пахнет.
   А если желаешь видеть историзм и движение искусства, то и назови так: "истоки и развитие псевдожанра порнографии и поиска в нём элемента культуры, в nn-е годы", а не "эротика".
   Гражданки ню у Харрисона Маркса, по большей части вовсе не ню в художественном смысле, а безмозглые, пошлые эксгибиционистки с юмором, стёбом, вызовом и без оных прелестей.
   А фотохудожник Харрисон просто дитя своего века, бытовик, домашник. И приблизился к высокому эротизму - как особому культурному феномену не больше, чем на 10 центов. И то хлеб. Бывает ещё "голее" и по-настоящему бесстыдней: до извращения.
   Тут я доложил свою точку зрения.
   А вы смотрите и делайте свои выводы.

Фотки позаимствованы тут.
imgonline-com-ua-resize-DhBkmkOphNX.jpg


Collapse )
Литтл Маунтинмэн

Проститутка Кэт против порнографа Петра Боборыкина (3)

Проститутка Кэт против Боборыкина.jpg
3

Отбросим в сторону лицемерие, ханжество, фарисейство, когнитивный и иной диссонанс, лабильность, стыдливость, принципиальность и беспринципность… какие ещё утешительные слова знаете? Это необходимо. Становимся на пять минут обыкновенными читателями. Поехали! Вот вам коротенький отрывок из «Записок prostitutkи Ket» автора Екатерина Безымянная, рассказик «Порноакробат».

На всякий случай (дабы не обвинили в плагиате и нарушении авторских прав) объявляем источник в свободном доступе: http://modernlib.ru/books/ekaterina_bezimyannaya/zapiski_prostitutki_ket/read.

Читаем и ищем в отрывке юмор, порно, сатиру, гротеск, психологию, картонных героев, ненормативную лексику, русский язык и русскую литературу, наив, самодельщину, гениальность и новизну…

«…Берет на час.

Проходим в комнату, он раздевается, стыдливо прячет труселя в карман джинсов и трусит в душ.

Пока он там – я медитирую: «Брэд Пит, Брэд Пит…»

Заходит после душа голый, кидает кости на кровать, я строю кошечку, мурлычу что-то глупое, ложусь, поглаживаю тельце, он поворачивает мою тушку на спину… Заходит снизу и начинает меня есть.

Я медитирую.

Брэд Пит икает где-то в Голливуде.

Минута, две, он явно вошел в раж, пищит и булькает; вдруг чувствую – ползу.

Ну натурально, по кровати вниз, и попа выше, выше, выше. И он такой – подтягивает ее вверх, подтягивает и сам приподнимается, приподнимается…

Я:

– Милый, ты чего?

– О! – говорит он вдруг скороговоркой. – А ты можешь встать на голову?

– Не поняла, – вдупляюсь я. – Зачем?

– Ну, будет как шестьдесят девять, только стоя. Ты будешь тут (показывает на постель) на руках, а я тебя буду сверху держать, ну и… Я видел так, хочу попробовать.

– И где же ты такое видел, зайчик? – маленько изумляюсь я.

– Ну как… ну в фильме видел…

– Милый, – мурлычу томно, – так будет неудобно. Да и я цирковое не кончала, акробатка из меня – не очень.

– Я тебя подержу сверху, – с готовностью подхватывает он, – ну давай так попробуем, а?

И, даже не дождавшись, что же я скажу, он тащит мою попу вверх.

Не буду описывать, как я старалась занять хоть сколь-нибудь удобное положение, пока он там кряхтел и надрывался.

Это ни фига не описуемо. Лицо в подушке, попа сверху, в глазах – тоска, и мысли бродят: «Уронит – сверну шею… Сначала себе, потом, если выживу, – ему».

И вот пока я, морда красная (кровь-то прилила), пытаюсь удержаться и не грохнуться, стою и думаю «вот только бы не навернуться…», он сверху отрывается от процесса и задает мне потрясающий вопрос:

– А чего ты не стонешь? Тебе что, не нравится?

– Милый! – хриплю я снизу. – Мне не очень удобно, может, ты меня опустишь, как было?

– Ну нет! – как-то даже обиженно поучает он сверху, выглядывая мокрым из вареника. – Просто ты неудобно стоишь. Ты чуть подвинь руки, вот так…

И ножкой своей мою руку, на которую я упиралась, так аккуратненько – рраз! И подвинул.

Говорить, что было дальше?

Дальше был клубок. Конечно же, я потеряла равновесие, конечно же, он меня не удержал, конечно же, я грохнулась бедром об стену, и, конечно же, он навернулся сверху.

«В перевернутой кроватке ножки, ручки, сиськи, пятки.

Вот к чему всегда приводят в Камасутре опечатки» (с)

Я думала – все, с экспериментами покончено. Но когда он отполз и начал снова становиться на ноги – меня впаяло.

– Послушай, – сказала я, – я не акробатка, и вообще, я тяжела для столь странных этюдов, давай что-то стандартное, ладно? Попробовал – и хватит.

– Да ну чего ты? – заныл он. – Все ж нормально было. Вот почему они могут, а ты – нет?

– Кто они? – скептически спросила я.

– Ну они… девочки эти, – неопределенно пожал плечами он. – Те, что в фильмах.

– Милый, – глубоко вдохнула я, чтобы не треснуть ему по лбу, – милый, оставим девочек в покое. Давай лучше я тебе сама что-то сделаю, ладно?

Мне хотелось побыстрее с ним закончить…»
.........................

Ну как вам? По мне, дак миленько. Вместо жопы и задницы тут «попа», вместо «х***» тут ничего, нет тут названий женских отличительных органов,  вульв, звёзд на "п", нет анусов, иных проходных отверстий и волосатых закутков. Нет многообразных глаголов, обозначающих траханье и иное телодвижение. Отсутствуют стандартные фразы и бойкие теги, обычно применяемые в рекламках под порнографическими картинками. Нет тут вульгарного мата. Нет тут, казалось бы, ничего эдакого. Одна сплошная физкультура и зарисовки процесса, переделанные в эмансипированную карикатуру. А что, разве плохой художественный жанр – карикатура?

Живенько написано. Глотается легко. Можно улыбнуться и усмехнуться. Не тошнит. Каждый может представлять себе сценки как хочет и по собственному вкусу добавлять междометия. В общем довольно комически описано, немножко дебильновато, правда, но то ж живая речь проститутки, а не мастера филологии, так сказать. «вхождение писателя в роль». И так далее. Воспитательная роль налицо… Оп! Налицо?

Да налицо. Воспитывают тут циников и гопников, прививают им культуру в сексуальной отрасли, отучивают материться, предлагают посмотреть на себя самих со стороны, а также совершать фэйсконтроль проституток, заказываемых на час, на предмет – не является ли она писательшей… или тайным фотографом, которая выставит их потом в каком-нибудь фэйсбуке с совсем махонькой пипиской, или, хуже того, – каким-нибудь лысым и немощным трижды женатым бой-дедушкой.

В общем, вполне цивильно написано, учитывая размах нынешнего разврата и полный крах нравственности христианского типа.

Можно сказать, что Екатерина Безфа… тьфу, Безымянная проявляет тут верх осторожности и словесной эквилибристики в интимной сфере ради того, чтобы…

А после слова «чтобы» ничего нет.

Нет и особой какой-то литературы, на чём хотелось бы отдельно остановиться. Нет искромётного юмора (приблизительно как у Славы Сэ), нет никакой сатиры – ни обыкновенной и классической, как у Ильфов, и не «от обратного», когда описывая, к примеру» сцены жестокости, читателю автоматически прививается ненависть к этой жестокости.

Пошленько тут? Простенько? Незатейливо? Бульварная литература, представляемая как народный наив и успех? Клюковка? Балаган?

Есть такое дело. Почти в чистом виде.

Похоже на живой рассказик того, о чём нередко, поддав кипяточку, делятся между собой весёлые проститутки разных калибров.

Может, тут похоже на «дно», прочитав о котором, вскрываются болячки и метастазы общества Кривых постсоветских Зеркал? Нет, нет здесь этого. Это не антисоциальный опус. Всё тут выглядит ровно наоборот: миленько описанное занятие проституцией, расказанное устами немножко остроумной девицы. Колкие остроты и самоирония безусловно присутствует, мужское население, как и мечталось писательницей, обмарано по полной. И персонажи тут далеко не картонные (сужу не по одному отрывку, конечно, а по всем «Запискам»), а, как говорится, «схваченные в бровь и в глаз».

В общем я сказал всё. И это не реклама. И не пиаровская антиреклама. Это настоящее легко хаваемое ЧТИВО (сотым кеглем) на фривольную тему.

Есть тут многое, а нет одного: нет тут нормально написанной литературы. Всё это эрзац от настоящей серьёзной литературы – процеженный, размолотый, разбавленный и дешёвенький для самых-присамых простачков и балбесов, которым нечего делать, кроме как читать ерундистику и стёб над ними же – оплёванными писательницей Екатериной Безымянной.

А также это чтиво для мадемуазелек и дам, которым само мужское племя представляется стадом сексуальных недоумков.

Её бы в депутаты теперь по итальянскому примеру.

Остался один вопрос, коли уж речь идёт о сравнении юмористки во фривольном жанре Екатерины Безымянной и настоящего «порнографа» Боборыкина Петра Дмитриевича, освистанного и поднятого на вилы критики (в лице, в том числе, Салтыкова-Щедрина – известного как едчайшего клеймителя нравов и социальной несправедливости и ниспровергателя гадости на земле русской) ещё в девятнадцатом веке.

Но, для этого надо бы читателю дать почитать что-нибудь из этой «самого порнографичного» боборыкинского романа «Жертва вечерняя».

Этим мы и займёмся в следующем посте.

(выходит, что продолжение следует)

fрэндить автора pol_ektof